Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница


22

Переродки. Без сомнения. Я никогда не видела таких, но очевидно, что это не обычные животные. Они похожи на огромных волков, только какой волк способен, прыгнув, приземлиться на задние лапы и удержать равновесие? Какой волк подманивает членов своей стаи передней лапой как ладонью? Все это я вижу издалека. Уверена, вблизи откроются и другие, более страшные подробности.
Катон помчался прямиком к Рогу изобилия, и я без колебаний бегу туда же. Если он думает, что Там безопаснее всего, то кто я такая, чтобы сомневаться? Даже если я сама успею добежать до деревьев, Пита с его больной ногой эти твари догонят в два Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница счета.
Пит!
Мои ладони уже касаются Заостренного металлического хвоста Рога, когда я вспоминаю о напарнике. Он отстал ярдов на пятнадцать, ковыляет изо всех сил, и переродки быстро его нагоняют. Я стреляю в стаю, одна тварь падает, но их слишком много. Пит машет мне рукой:
Наверх, Китнисс! Быстро!
Он прав. С земли я не смогу защитить ни себя, ни его. Я карабкаюсь, цепляясь за Рог руками и ногами. Снаружи золотой конус напоминает плетеные рога, в которые мы собираем урожай. По поверхности идут маленькие рубчики и швы, за них можно уцепиться. Вот только за день металл так разогрелся под палящим солнцем, что ладони наверняка Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница покроются волдырями от ожогов.
Катон лежит на самой вершине широкого жерла, в двадцати футах над землей, давясь и судорожно хватая ртом воздух. Самое время его прикончить. Я останавливаюсь на полпути к вершине, заряжаю стрелу, но не успеваю ее выпустить, потому что слышу крик Пита. Резко поворачиваюсь и вижу, что он уже добежал, а переродки буквально дышат ему в спину.
Лезь! ору я.
Пит с трудом начинает карабкаться. Помимо раненой ноги ему мешает зажатый в руке нож. Я выстреливаю в шею переродка, первым коснувшегося лапами металла. Подыхая, существо откидывает назад переднюю лапу, задевая сородичей и нанося им глубокие раны. Только Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница теперь я замечаю его когти: они длиннее, чем пальцы на руке у человека, и острые как бритвы.
Пит наконец доползает до меня, я хватаю его за руку и тащу за собой. Вспомнив о Катоне, я оборачиваюсь. Тот корчится от судорог, и очевидно, его больше заботят переродки, чем мы. Он что-то орет, я ничего не могу разобрать за сопением и рыком тварей.
Что?! кричу я.
Он спрашивает, карабкаются ли они за нами, говорит Пит, привлекая мое внимание к тому, что творится у основания Рога.
Переродки собираются в кучу и встают на задние лапы, что делает их до жути Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница похожими на людей. Все они покрыты густой шерстью, у одних она прямая и гладкая, у других вьющаяся, цвет от смоляного до белокурого (иначе не скажешь). И есть в них что-то еще, что-то страшное, от чего волосы дыбом встают, только я никак не могу уловить что именно.
Переродки тычутся мордами в Рог, нюхают и лижут металл, царапают его когтями, обмениваясь при этом короткими резкими воплями. Должно быть, так они общаются, потому что скоро стая расступается, освобождая место. Один из них, Крупный переродок с шелковистыми светлыми завитками шерсти, разбегается и вскакивает на Рог. Могучие задние лапы подбрасывают его Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница с такой силой, что он приземляется всего в десяти футах от нас. Розовые губы растягиваются в зверином оскале. На секунду чудовище застывает на месте, и тогда я понимаю, что именно в облике переродков не давало мне покоя. Зеленые, горящие ненавистью глаза не похожи на глаза волка или собаки. Они не похожи на глаза ни одного животного из всех, что я видела. Потому что они человеческие. Эта мысль едва доходит до моего Сознания, когда я замечаю ошейник с номером 1, выложенным разноцветными камешками, и
правда открывается мне во всей своей ужасающей полноте. Белокурые волосы, зеленые глаза, номер... это Диадема!
С моих губ срывается Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница крик, и рука едва удерживает тетиву. Я не спешила стрелять, зная, как мало стрел у меня осталось. Хотела посмотреть, смогут ли существа карабкаться по Рогу. Теперь, несмотря на то, что чудовище, безуспешно цепляясь когтями за скользкий металл, начинает со скрежетом съезжать вниз, я не удерживаюсь и стреляю ему в горло. Тело, дернувшись, с глухим стуком падает на землю.
Китнисс? Я чувствую у себя на плече руку Пита.
Это она! выдавливаю я.
Кто?
Я кручу головой из стороны в сторону, по-новому разглядывая переродков теперь, когда их различные размеры и окраска обрели для меня смысл. Маленький с рыжим Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница мехом и янтарными глазами... Лиса! А вон там пепельные волосы и светло-коричневые глаза парень из Дистрик-та-9, убитый, когда мы вырывали друг у друга рюкзак. И что хуже всего самый маленький переродок с темной блестящей шерстью, огромными карими глазами и номером 11 на ошейнике из плетеной соломы. И звериным оскалом. Рута...
В чем дело, Китнисс? Пит трясет меня за лечо.
Это они, они все, другие. Рута, и Лиса, и... все остальные трибуты, произношу я сдавленным голосом.
Пит с шумом втягивает воздух, когда понимает.
Что с ними сделали? Это ведь... не на самом деле их глаза?
Глаза меня беспокоят Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница меньше всего. Гораздо важнее, что у них в голове. Вложили ли им в мозг память трибутов? Не потому ли они нас ненавидят, что мы живы, а их безжалостно убили? А те, которых мы действительно убили... считают ли они, что мстят нам?
Я не успеваю поделиться этим с Питом, потому что переродки возобновляют атаку. Они становятся по обе стороны Рога и, отталкиваясь мощными задними лапами, пытаются до нас допрыгнуть. Пара челюстей смыкается в дюймах от моей ладони, потом я слышу крик Пита и чувствую рывок, когда его вес и вес вцепившегося в Пита переродка тащат меня вниз. Если бы Пит не держался за Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница мою руку, он был бы уже на земле. У меня едва хватило сил удержаться и удержать Пита. А другие трибуты уже приближаются.
Убей его! Убей! кричу я Питу, и он, должно быть, ударяет тварь ножом, потому что напряжение ослабевает.
Наконец мне удается втащить Пита на Рог. Вместе мы ползем выше, где нас ожидает меньшее из двух зол.
Катон еще не поднялся на ноги, но его дыхание стало ровнее, и, судя по всему, скоро он придут в себя и попытается сбросить нас с Рога в лапы смерти. Я заряжаю лук и снова трачу стрелу на переродка. Цепа Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница. Кто еще мог подпрыгнуть гак высоко? Я успеваю почувствовать облегчение оттого, что переродки теперь нас не достали только собираюсь повернуться к Катону, как вдруг лежащий рядом Пит внезапно исчезает, выхваченный кем-то очень сильным. Я уверена, что стая каким-то образом все-таки добралась до него, и тут в лицо мне брызгает кровь.
Передо мной, почти на самом краю Рога стоит Коттон, сжимая в мощном захвате шею Пита. Пит хватается за руку Катона, но слишком слабо, словно не может решить, что важнее: дышать или остановить поток крови из зияющей раны, нанесенной переродком.
Я заряжаю предпоследнюю стрелу и нацеливаю ее Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница в голову Катона: остальное его тело от шеи до щиколоток обтянуто плотной бледно-розовой сетью. Какая-то супер-мощная кольчуга из Капитолия. Так вот что было в его рюкзаке на пире? Кольчуга от моих стрел? Однако о защите лица они не позаботились.
Катон смеется:
Стреляй, и он полетит вместе со мной!
Он прав. Если Катон упадет вниз к переродкам, то Пит наверняка тоже. Мы зашли в тупик. Я не могу застрелить Катона, не убив Пита. Коттон не может убить Пита, не получив стрелу в голову. Мы застыли как статуи, думая, как быть дальше.
Мышцы, кажется, вот-вот лопнут от Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница напряжения. Зубы едва не крошатся. Переродки притихли, и я слышу только шум крови в здоровом ухе.
Губы Пита посинели. Если я не сделаю что-нибудь, он задохнется. Я потеряю его, а Катон, возможно, воспользуется мертвым телом как щитом. Именно это он и задумал, судя по его торжествующей ухмылке.
Из последних сил Пит поднимает ладонь, перепачканную в крови, к руке Катона. Но не для того, чтобы оторвать ее от своей шеи. Вместо этого Пит рисует на кисти Катона крестик. Катон понимает, в чем дело, всего на секунду позже меня. Ухмылка тут же слетает с его лица. Этой секунды мне вполне хватает. Стрела Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница пронзает незащищенную кольчугой кисть. Катон кричит и инстинктивно отпускает Пита, который не может устоять на ногах и валится назад на Катона. На какой-то страшный миг мне показалось, что сейчас рухнут оба. Я бросаюсь вперед и хватаю Пита в тот самый момент, когда наш соперник поскальзывается на залитом кровью металле и камнем падает вниз.
Глухой удар. Хриплый выдох. Вопли переродков. Мы с Питом жмемся друг к другу в ожидании выстрела из пушки, в ожидании конца Игр и нашего избавления. Ничего подобного не происходит. Это еще не все. Голодные игры достигли своей кульминации, и зрители должны насладиться ею Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница сполна.
Я не смотрю вниз, но дикий рык, крики и стоны, звериные и человеческие вперемежку, говорят о том, что Катон сражается со стаей. Почему он до сих пор жив? Почему его не разорвали сразу же? Ну конечно! На нем ведь кольчуга, она защищает почти все тело. Эта ночь может стать очень длинной. У Катона, вероятно, в одежде был спрятан нож или кинжал. Время от времени раздаются предсмертные вопли переродков и звон, когда клинок ударяется о золотой Рог. Место битвы медленно смещается. Очевидно, Катон пытается совершить единственный маневр, способный спасти ему жизнь: пробраться к хвосту Рога и снова присоединиться к Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница нам. Но как бы ни был Катон тренирован и ловок, в конце концов он просто выбивается из сил.
He знаю, сколько времени длился бой, наверно, не меньше часа, потом Катон падает, и мы слышим, как переродки тащат его, тащат внутрь Рога. Теперь-то они его прикончат, думаю я. Пушка по-прежнему молчит.
Наступает ночь и играет гимн, а на небе так и не показывают фотографию Катона. Снизу сквозь металл слышатся слабые стоны. Ледяной ветер, свободно гуляющий по открытой площадке, убедительно напоминает, что Игры еще не закончились и закончатся неизвестно когда и чьей победой.
Я смотрю на Пита и вижу, что кровотечение из Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница раны ничуть не уменьшилось. Наши рюкзаки с вещами остались у озера, не было времени о них думать, когда мы бежали от переродков. Нет бинтов, нет ничего, чем можно остановить поток крови. И без того трясясь от холода на злом ветру, я срываю куртку, быстро стягиваю рубашку и снова влезаю в куртку. Пока я это делаю, у меня начинают стучать зубы.
В бледном лунном свете лицо Пита серое. Я заставляю его лечь и осматриваю рану. Теплая скользкая кровь струится по моим пальцам. Обычная повязка тут ничем не поможет. Пару раз я видела, как мама накладывала жгут, теперь попытаюсь сама. Отрезаю Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница от рубашки рукав, дважды обматываю его вокруг голени чуть ниже колена и делаю петлю. Вместо палки использую последнюю стрелу: вставляю ее в петлю и туго закручиваю. Жгут вещь опасная: Пит может потерять ногу. Но без жгута он потеряет жизнь, так что выбирать не приходится. Остатками рубашки обматываю саму рану. Потом ложусь рядом с Питом.
Не спи, говорю я.
Не знаю почему, я боюсь, что если он заснет, то уже не проснется.
Ты замерзла? спрашивает Пит.
Он расстегивает куртку и, когда я прижимаюсь к нему, застегивает ее снова. От Пита и от двух курток становится немного теплее Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница, но ночь только начинается. Температура будет падать.
Уже сейчас я чувствую, как Рог, горячий как огонь, когда я по нему взбиралась, постепенно превращается в лед.
Знаешь, Катон может победить, шепчу я Питу.
Не выдумывай, отвечает он, натягивая мне на голову капюшон.
Пит дрожит еще больше, чем я.
Следующие часы становятся самыми худшими в моей жизни, а это, как вы понимаете, кое-что значит. Холод мучителен, но это еще полбеды. Настоящий кошмар слышать Катона, пока твари измываются над ним: его крики, мольбы и наконец лишь слабые жалобные стоны. Мне уже вce равно, кто он и что делал, я только хочу, чтобы его страдания Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница закончились.
Почему они его просто не убьют? говорю я Питу.
Ты знаешь почему, отвечает он, сильнее прижимая меня к себе.
Я знаю. Ни один зритель не отвернется сейчас от экрана. С точки зрения распорядителей лучше и придумать нельзя.
Этому нет конца. Постепенно у меня не остается ни воспоминаний, ни надежд на завтрашний день. Только настоящее, которое будет всегда таким, как есть. Только холод, и страх, и жалобные стоны умирающего внизу парня.
Время от времени Пит начинает засыпать, я кричу его имя, и с каждым разом мой голос все громче и отчаяннее. Потому что, если он уйдет, если умрет сейчас Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница у меня на глазах, я сойду с ума. Пит борется, возможно, больше ради меня, чем ради себя, и я понимаю, как ему трудно: ведь сон, беспамятство это тоже избавление. Если бы и мне забыться вместе с ним! Но я не смогу слишком бешено колотится в груди сердце, а значит, я не могу позволить уйти ему. Просто не могу.
Только едва заметное движение луны в небе указывает на то, что время не застыло навечно. Пит старается меня убедить, что утро уже не за горами, и иногда во мне на миг вспыхивает надежда, но тут же гаснет, задушенная беспросветным ужасом ночи Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница.
Но вот Пит шепчет: "Встает солнце". Я открываю глаза и вижу звезды, блекнущие в мутном предутреннем свете. И еще я вижу лицо Пита белое, ни кровинки, и понимаю, как мало ему осталось. Я должна вернуть его в Капитолий!
Пушка молчит. Прижимаю ухо к металлу и слышу слабые стоны.
Кажется, сейчас он не так глубоко внутри. Может, у тебя получится его застрелить? спрашивает Пит.
Если Катон лежит близко к жерлу, то, пожалуй, я смогла бы.
Последняя стрела в жгуте, говорю я.
Значит, вытащи ее.
Пит расстегивает куртку, и я встаю. Высвобождаю стрелу и, как могу, окоченевшими пальцами снова затягиваю жгут Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница. Потираю ладони, чтобы разогнать кровь. Потом подползаю к вершине
Рога и перегибаюсь через край; сзади меня держит Пит.
Вскоре мне удается разглядеть в полумраке Катона, лежащего в луже крови. Больше всего он похож на кусок сырого мяса. Потом он издает какие-то звуки и я понимаю, где у него рот. Мне кажется, он пытался сказать: "Убей". Сострадание, а не месть движет мною, когда я выпускаю стрелу ему в череп. Попала? шепотом спрашивает Пит. Ответом ему служит выстрел из пушки.
Выходит, мы победили, Китнисс, произносит Пит бесцветным голосом.
Да здравствуем мы, отвечаю я без всякой радости.
В площадке открывается отверстие, оставшиеся Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница переродки как по команде подбегают к нему и запрыгивают внутрь; земля срастается вновь.
Мы ждем, что за телом Катона прилетит планолет, ждем победного рева труб, но ничего не происходит.
Эй! кричу я в небо. В чем дело?
В ответ только щебет просыпающихся птиц.
Может, нам уйти дальше от тела? говорит Пит.
Я пытаюсь вспомнить прошлые Игры. Должны ли были победители уходить от своей последней жертвы? В голове у меня все перепуталось, и я ни в чем не уверена, но какая еще может быть причина для задержки?
Давай. Ты дойдешь до озера? спрашиваю я.
Попробую.
Мы медленно спускаемся по Рогу Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница вниз и обессиленно падаем на землю. Если у меня руки и ноги так одеревенели, то у Пита тем более. Я поднимаюсь первой, сгибаю и разгибаю ноги, машу руками. Потом помогаю встать Питу. Кое-как мы добираемся до озера. Я зачерпываю горсть холодной воды для Пита, еще одну подношу к своим губам.
Сойка-пересмешница издает протяжный тихий свист, и слезы облегчения текут по моему лицу, когда появляется планолет и забирает тело Катона. Сейчас прилетят за нами. Скоро мы поедем домой.
И снова ничего.
Чего им еще нужно? произносит Пит слабым голосом.
От ходьбы у него снова открылась рана Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница.
Не знаю.
В чем бы ни была причина, я не могу просто стоять и ждать, пока Пит истекает кровью. Я встаю поискать какую-нибудь палку и почти сразу нахожу стрелу, отскочившую от кольчуги Катона. Не успеваю я наклониться, как по арене прокатывается многократно усиленный голос Клавдия Темплсмита:
Приветствую финалистов Семьдесят четвертых Голодных игр! Сообщаю вам об отмене недавних изменений в правилах. Детальное изучение регламента показало, что победитель может быть только один. Игры продолжаются! И пусть удача всегда будет на вашей стороне!
На миг раздается шум помех и наступает тишина. Не веря своим ушам, я тупо таращусь на Пита Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница. Постепенно до меня доходит: они и не собирались оставлять в живых нас обоих. Распорядители продумали все заранее, они используют нас, чтобы устроить самый драматичный поединок за всю историю Игр. И я, как дура, купилась.
Если подумать, этого следовало ожидать, спокойно произносит Пит.
С трудом, морщась от боли, он встает и медленно идет ко мне, доставая из-за пояса нож.
Прежде чем я успеваю задуматься о своих действиях, мой лук заряжен, а стрела нацелена прямо в сердце Пита. Он удивлен, ножа в его руке уже нет, он летит в озеро и с плеском уходит под воду. Я бросаю оружие и, сгорая от стыда Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница, отступаю назад.
Нет, говорит Пит, сделай это. Он подходит и сует лук мне в руки.
Я не могу. Не буду.
Ты должна. Иначе они снова выпустят переродков или еще что-нибудь придумают. Я не хочу умереть, как Катон.
Тогда ты застрели меня, говорю я с яростью, отпихивая от себя лук. Застрели, возвращайся домой и живи с этим!
И, сказав, понимаю, что смерть здесь и сейчас гораздо лучше такой жизни.
Ты знаешь, что я не смогу, говорит Пит, отбрасывая оружие. Что ж, все равно я умру раньше тебя.
Он наклоняется и стаскивает с ноги повязку, уничтожая последнюю Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница преграду для покидающей его крови.
Нет, не убивай себя! кричу я, падая на колени и отчаянно пытаясь перевязать рану снова.
Китнисс, я хочу этого.
Не оставляй меня здесь одну, умоляю я, потому что точно знаю: если Пит умрет, я никогда не вернусь домой по-настоящему. Всю оставшуюся жизнь я проведу здесь, на арене, снова и снова мысленно прокручивая эти минуты и думая, как его можно было спасти.
Послушай, говорит Пит, поднимая меня на ноги, мы оба знаем, что им нужен один победитель. Только один из нас. Прошу тебя, стань им. Ради меня.
Он еще продолжает что-то в том же духе как Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница он меня любит, и чем станет для него жизнь без меня. Я не слушаю: в голове, как птица в клетке, бьются его предыдущие слова.
Им нужен один победитель.
Да, им нужен победитель. Без победителя все их хитроумные планы и все Игры теряют смысл. Капитолий останется в дураках, и виноваты будут распорядители. Возможно, их даже убьют, медленно и мучительно, и казнь покажут на всю страну.
Мы с Питом должны погибнуть оба, или... они должны думать, что мы погибнем...
Непослушными пальцами я нащупываю и отвязываю кожаный мешочек у себя на поясе. Пит хватает меня за запястье.
Я не Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница позволю тебе.
Доверься мне, шепчу я.
Он долго смотрит мне в глаза, потом отпускает мою руку. Я раскрываю мешочек и отсыпаю немного ягод сначала в ладонь Пита, потом себе.
На счет три?
Пит наклоняется ко мне и целует, очень нежно.
На счет три, говорит он.
Мы становимся спиной друг к другу, крепко сцепляем свободные руки.
Покажи их. Пусть все видят, просит Пит. Я раскрываю ладонь; темные ягоды блестят на солнце. Другой ладонью сжимаю руку Пита, как сигнал и как прощание, и начинаю считать:
Один. Вдруг я ошибаюсь? Два. Вдруг им все равно, если мы умрем оба? Три!
Обратной дороги Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница нет. Я подношу ладонь ко рту и бросаю последний взгляд на мир. Ягоды едва попадают мне на язык, и тут начинают греметь трубы.
Их рев перекрывает отчаянный голос Клавдия Темплсмита:
Стойте! Стойте! Леди и джентльмены! Рад представить вам победителей Семьдесят четвертых Голодных игр Китнисс Эвердин и Пита Мелларка! Да здравствуют трибуты Дистрикта-12!




23

Я выплевываю ягоды и тщательно вытираю язык краем куртки. Пит тащит меня к озеру, мы полощем рты водой, потом падаем друг другу в объятия.
Ты ничего не успел проглотить? спрашиваю я.
Он качает головой.
А ты?
Если бы проглотила, то была бы уже мертвой, говорю я.
Пит что-то Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница отвечает, но я ничего не слышу за ревом толпы, внезапно раздавшимся из репродукторов.
Над нами возникает планолет, и оттуда спускают две лестницы. Я не могу отпустить от себя Пита. Обнимаю его рукой, помогаю подняться, и мы оба становимся на первую ступеньку одной из лестниц. Электроток приковывает нас к месту; сейчас я этому рада, потому что не уверена, что Пит сумеет удержаться сам. Голова у меня опущена вниз, и я вижу, что, пока мы сами обездвижены, кровь из голени продолжает свободно вытекать. Как только за нами закрывается люк и ток отключают, Пит падает без сознания.
Мои пальцы так крепко Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница вцепились ему в куртку, что, когда его уносят, у меня в руке остается клок черной ткани. Врачи в белоснежных халатах, в масках и перчатках стоят наготове и сразу включаются в работу. Пит, бледный и неподвижный, лежит на серебристом столе; к нему подключено множество трубочек и проводов. Внезапно я забываю, что Игры закончились, и мне представляется, что врачи это очередная опасность, еще одна стая переродков, выпущенная, чтобы убить Пита. В ужасе я бросаюсь к нему, но меня хватают и заталкивают в другой отсек. Теперь нас разделяет прозрачная дверь. Я колочу руками по стеклу, ору что есть мочи никто не Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница обращает на меня внимания, кроме слуги, который появляется откуда-то сзади и предлагает мне напиток.
Я сажусь на пол, лицом к двери, тупо глядя на хрустальный стакан с соломинкой. Апельсиновый сок, холодный как лед. Как неуместно он смотрится в моей окровавленной, заскорузлой руке со шрамами и грязными ногтями. От аромата у меня текут слюнки, но я осторожно ставлю стакан на пол, не доверяя чему-то столь чистому и красивому.
Сквозь стекло я наблюдаю за врачами, суетящимися вокруг Пита, их лбы сморщены от напряжения. По трубкам текут какие-то жидкости, на стене мигают лампочки и прыгают стрелки, в которых я ничего не понимаю Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница. Не уверена, но, по-моему, у Пита дважды останавливается сердце.
Это почти как у нас дома, когда приносят безнадежно покалеченного при взрыве на шахте, или женщину, которая третий день не может разродиться, или истощенного ребенка с воспалением легких. У мамы и Прим тогда точно такое же выражение на лицах, как у этих врачей. А я убегаю в лес, брожу там весь день и возвращаюсь, когда больной давно уже умер, и на другом конце Шлака успели сколотить гроб. Здесь не убежать: меня держат стены планолета и еще, наверное, та самая сила, которая не отпускает от умирающего его близких. Как Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница часто я смотрела на них, стоящих вокруг нашего кухонного стола, и думала: "Почему они не уходят? Зачем им видеть это?"
Теперь я знаю. Потому что у них нет выбора.
Я вздрагиваю, заметив, что кто-то смотрит на меня всего в нескольких дюймах от моего лица, но это всего лишь мое собственное отражение в стекле. Безумные глаза, впавшие щеки, спутанные волосы. Злобная. Одичавшая. Сумасшедшая. Понятно, почему никто ко мне близко не подходит.
Мы приземляемся на крышу Тренировочного центра, и Пита выносят из отсека, а я остаюсь за дверью. С криками я бьюсь в стекло и, кажется, замечаю копну розовых волос Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница должно быть, Эффи: она пришла меня выпустить, и в тот же момент сзади в меня вонзается игла.
Проснувшись, я вначале боюсь пошевелиться. Я лежу в комнате, в которой нет ничего, кроме моей кровати и голых стен. Ни окон, ни дверей. Потолок светится мягким желтым светом. Воздух пропитан резким лекарственным запахом. В мою правую руку вставлено несколько трубочек, уходящих другими концами в заднюю стену. Я раздета, свежие простыни приятно ласкают кожу. Осторожно поднимаю левую руку. Она чисто вымыта, ногтям придана безупречно овальная форма, и даже шрамы от ожогов заметно уменьшились. Я ощупываю щеку, губы, сморщенный шрам над бровью, провожу пальцами Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница по мягким шелковистым волосам и рука застывает на месте. С замиранием сердца ерошу волосы у левого уха нет, не показалось, я снова слышу.
Пробую сесть, но широкая лента вокруг талии не дает мне приподняться больше чем на несколько дюймов. Мне становится страшно, я пытаюсь взобраться выше на подушку и освободиться, и тут часть стены отодвигается в сторону и в комнату входит рыжеволосая безгласая. Увидев ее, я успокаиваюсь и прекращаю свои попытки. Мне хочется задать миллион вопросов, но я боюсь ей навредить. Наверняка за мной пристально наблюдают. Девушка ставит мне на ноги поднос и, нажав кнопку, приподнимает верхнюю Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница часть кровати. Пока она поправляет подушки, я решаюсь на самый важный вопрос.
Пит жив? говорю я так громко и четко, как только позволяет мой охрипший голос, чтобы никто не подумал, что мы что-то скрываем.
Девушка кивает и дружески сжимает мне ладонь, подавая ложку. Думаю, она все-таки не желала мне смерти.
Пит выжил. Конечно, выжил. С их-то оборудованием и лекарствами. И все равно я сомневалась.
Когда безгласая уходит и дверь за ней бесшумно закрывается, я с жадностью набрасываюсь на еду. Тарелка прозрачного бульона, маленькая порция яблочного пюре и стакан воды. Это все? думаю я разочарованно. Победителю могли Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница бы дать чего-нибудь получше. Впрочем, даже этот скудный обед я доедаю с трудом. Желудок, кажется, сжался до размеров грецкого ореха. Странно, ведь еще вчера на арене у меня не было проблем с аппетитом.
Обычно после Игр до представления победителя проходит несколько дней. За это время грязного, изголодавшегося, израненного дикаря приводят в человеческий вид. Цинна и Порция сейчас готовят нам наряды для встречи с публикой. Хеймитч и Эффи устраивают банкет для спонсоров, просматривают вопросы для наших последних интервью. Дома, в Дистрикте-12, наверное, все из кожи вон лезут, организуя праздник в честь нашей победы: еще бы такого уже лет тридцать не бывало Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница.
Домой! К Прим и маме! К Гейлу! Даже мысль о нашем облезлом коте вызывает у меня умиление. Скоро я буду дома!
Хочу выбраться из этой кровати. Увидеть Пита и Цинну, узнать, что творится вокруг. И с какой стати я должна лежать? Я прекрасно себя чувствую. Едва я снова пытаюсь вылезти из-под ленты, по одной из трубок в вену мне вливается холодная жидкость, и почти сразу я отключаюсь.
Это происходит раз за разом. Я просыпаюсь, ем, и, хотя уже не делаю попыток встать, меня снова усыпляют. Я словно нахожусь в сумерках, замечаю только отдельные детали. Рыжеволосая девушка Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница больше не приходит, шрамы постепенно исчезают и может мне только кажется? иногда я слышу громкий голос мужчины. Он не сюсюкает по-капитолийски, говорит грубовато и просто, как у нас дома. От этого голоса мне становится спокойнее: кто-то присматривает за мной и не даст меня в обиду.
И вот наконец я просыпаюсь, и к моей правой руке ничего не присоединено. Ленты вокруг пояса тоже нет, ничто не сковывает мои движения. Я хочу встать и замираю, увидев свои руки. Кожа идеальная нежная и розовая. Исчезли не только шрамы, полученные на арене, но и давние, накопившиеся за годы охоты. Щупаю лоб гладкий, как атлас Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница. От ожога на голени не осталось и следа.
Спускаю ноги на пол, беспокоясь, смогу ли устоять, но они крепкие и сильные. В изножье кровати лежит одежда. Такую мы носили на арене. Я вздрагиваю и таращусь на нее, как будто она с зубами. Потом вспоминаю: да, именно так полагается выходить к своей группе подготовки.
Я быстро одеваюсь и кручусь у стены, где скрыта дверь. Она открывается, и я выхожу в широкий пустой коридор. Других дверей не видно, однако они должны быть. И за одной из них Пит. Теперь, когда я пришла в себя и могу двигаться, я Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница волнуюсь за него все больше и больше. Скорее всего, с ним все в порядке, безгласая не стала бы врать. Но я хочу убедиться сама.
Пит! кричу я.
В ответ слышу свое имя. Жеманный голос по привычке вызывает раздражение, потом я осознаю, что буду рада увидеть Эффи.
Оборачиваюсь и вижу в большом зале в конце коридора их всех Эффи, Хеймитча и Цинну. Не раздумывая, со всех ног бросаюсь к ним. Возможно, победителю следует вести себя сдержанно и с достоинством, особенно если он знает, что его снимают, но мне все равно. Я удивляюсь самой себе, когда кидаюсь на шею Хеймитчу. Он Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница шепчет мне в ухо: "Ты молодец, солнышко", и это без тени насмешки. Эффи даже прослезилась, она гладит мне волосы, приговаривая, что всегда считала нас жемчужинами. Цинна просто крепко обнимает меня, не говоря ни слова. Потом я замечаю, что нет Порции, и у меня опус кается сердце.
Где Порция? Она с Питом? Что с ним? Он в порядке? Он жив? выпаливаю я.
Все хорошо. Просто распорядители хотят, чтобы вы встретились на церемонии и это увидели зрители, успокаивает Хеймитч.
Правда? говорю я. Страх отступает. Я бы и сама хотела это увидеть.
Иди с Цинной. Он тебя подготовит, говорит Хеймитч.
Мне приятно быть рядом с Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница Цинной, чувствовать на плечах его руку, когда он уводит меня от шпионящих камер по коридорам к лифту, который поднимает нас в вестибюль Тренировочного центра. Значит, больница находится глубоко под землей, ниже тренировочного зала, где трибуты учатся вязать узлы и метать копья. Окна затемнены, у дверей стоят несколько охранников. Больше никого. Мы идем к лифту для трибутов. Шаги гулко раздаются в пустом помещении. Пока мы поднимаемся на двенадцатый этаж, в голове у меня проносятся лица всех, кто был здесь вместе со мной, но уже никогда не вернется, и в груди что-то тоскливо сжимается.
Двери лифта разъезжаются Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница, и меня окружают Вения, Флавий и Октавия. Они говорят все разом так быстро и возбужденно, что я ничего не могу разобрать. Общее настроение понятно: они страшно рады видеть меня снова. Я тоже рада их видеть, хотя и не так, как Цинну. Скорее, как кто-нибудь, вернувшись домой после трудного дня, рад встрече с троицей своих домашних питомцев.
Меня ведут в столовую, где я получаю настоящий обед: жаркое из говядины, горошек и мягкие булочки. Правда, за моим рационом по-прежнему строго следят: когда я прошу добавки, мне отказывают.
Нет-нет, мы ведь не хотим, чтобы на сцене все это выскочило наружу! говорит Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница Октавия и все же тайно передает мне под столом булочку.
Потом мы идем в мою комнату, и Цинна оставляет меня наедине со своими помощниками, поручая им подготовительные процедуры.
О, тебе сделали полную регенерацию, завистливо говорит Флавий. Кожа без единого изъяна.
Когда я смотрюсь на себя в зеркало, замечаю только, какая я стала тощая. Наверное, сразу после арены было еще хуже, но и сейчас у меня можно пересчитать все ребра.
Мне включают душ, заботливо выбирая нужный режим. После душа занимаются прической, ногтями и макияжем, треща при этом без умолку. Моего участия в разговоре почти не требуется, и это Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница меня вполне устраивает. Странно: речь идет об Играх, а они все время говорят о себе, где они были, что делали и как себя чувствовали в то время, когда на арене что-то случалось. "Я еще даже не вставал!" "Я только покрасила себе брови!" -"Клянусь, я чуть в обморок не грохнулась!" Главное они. Какая разница, что чувствовали умирающие мальчишки и девчонки на арене! -
У нас в Дистрикте-12 не принято смаковать Игры. Мы смотрим их, стиснув зубы, потому что должны, и, как только передачи заканчиваются, побыстрее возвращаемся к своим повседневным делам. Сейчас я стараюсь отвлечься от болтовни, чтобы окончательно не возненавидеть Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница всю эту компанию.
Входит Цинна. В руках у него желтое платье кажется, вполне обычное.
Что, с Огненной Китнисс покончено? спрашиваю я.
Сейчас увидишь, говорит он, набрасывая на меня легкую ткань.
В передней части лифа чувствуются подкладки, призванные восполнить то, что украл голод. Я поднимаю руки к груди и хмурюсь.
Понимаю, говорит Цинна, прежде чем я успеваю возмутиться. Дело в том, что распорядители настаивали на пластической операции. Хеймитчу едва удалось их перебороть. Придумали компромиссное решение. Цинна не дает мне посмотреть на себя: Подожди, еще туфли.
Вения помогает мне надеть кожаные сандалии без каблуков, и я наконец поворачиваюсь к зеркалу.
Я все еще Огненная Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница Китнисс. Тонкая, почти прозрачная ткань испускает нежный свет, и стоит мне пошевелиться, как снизу вверх по нему прокатываются трепещущие волны. Рядом с этим платьем мой костюм на колеснице показался бы кричаще ярким, а наряд для интервью слишком вычурным. Сейчас я будто одета в пламя свечи.
Ну, что скажешь? спрашивает Цинна.
По-моему, это лучшее, говорю я. Когда мне наконец удается отвести взгляд от мерцающей ткани, я испытываю небольшое потрясение. Мои волосы никак не уложены, а только собраны сзади простенькой ленточкой. Косметика лишь едва сглаживает обострившиеся черты лица. На ногтях бесцветный лак. Короткое платье без рукавов едва Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница достает до колен, и собрано оно не на талии, а выше, отчего пропадает почти весь эффект от подкладок. Я выгляжу как обычная девчонка. Совсем юная, не больше четырнадцати. Невинная. Безобидная. Странный образ для победительницы Голодных игр.
Ясно, что все было продумано заранее. Цинна ничего не делает просто так. Но зачем?
Я полагала, мой вид будет более... изысканным, говорю я.
Я подумал, что Питу так понравится больше, отвечает Цинна как-то неуверенно.
Питу? Нет. Кому есть дело до Пита? Капитолий, распорядители, публика вот, что важно. Не пойму, в чем дело, хотя очевидно одно: расслабляться рано, Игры еще не закончились. Своим деликатным, уклончивым ответом Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница Цинна намекает мне об опасности. Такой, о которой нельзя говорить даже при своих ассистентах.
Мы спускаемся на этаж, где проходили тренировки. По традиции главных участников церемонии поднимают на специальных лифтах из-под сцены: вначале ассистентов стилиста, потом куратора-сопроводителя, стилиста и ментора, и наконец самого победителя. Поскольку в этом году победителей двое, а куратор, как и ментор, только один, все будет происходить немного не так. Я стою в плохо освещенном помещении под сценой на новом металлическом диске, который здесь установили специально для меня. Пахнет свежей краской, кое-где остались кучки опилок. Цинна с помощниками ушли переодеваться и занимать места Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница на своих подъемниках; я совсем одна. Шагах в двадцати от меня в полумраке временная перегородка. Наверное, за ней Пит.
Толпа орет так громко, что я даже не слышу, как ко мне подходит Хеймитч. Я испуганно отскакиваю в сторону, когда он касается моего плеча, будто все еще нахожусь на арене.
Успокойся, это всего лишь я. Дай-ка на тебя взглянуть, говорит он. Я поднимаю руки и поворачиваюсь. Неплохо.
Звучит не особенно ободряюще.
Что-то не так? спрашиваю я.
Хеймитч осматривается в моей затхлой темнице кажется, он принимает решение.
Все хорошо, говорит он. Давай-ка обнимемся на счастье.
Странная просьба Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница со стороны Хеймитча. Хотя теперь мы оба победители, возможно, это меняет дело. Едва я кладу руки ему на шею, он вдруг с силой прижимает меня к себе и быстро, но четко и спокойно говорит мне прямо в ухо, пряча губы за моими волосами:
Слушай внимательно. У тебя проблемы. Власти в ярости из-за того, что ты переиграла их, сделала Капитолий посмешищем на весь Панем.
Я чувствую, как по спине бегут мурашки, а сама смеюсь, будто Хеймитч рассказывает что-то очень веселое:
Правда? И что?
Твое единственное спасение представить все так, словно ты совсем обезумела от любви и не Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница соображала, что делаешь.
Хеймитч отступает и поправляет у меня на голове ленточку.
Все поняла, солнышко? говорит он уже в открытую.
Эти слова могут относиться к чему угодно.
Поняла. Ты говорил Питу?
Незачем. Его учить не надо.
А меня, думаешь, надо? возмущаюсь я, поправляя ему ярко-красный галстук-бабочку, видимо, Цинна заставил надеть.
С каких пор тебя волнует, что я думаю? говорит Хеймитч. Нам лучше поторопиться. Он подводит меня к диску подъемника и целует лоб. Это твой праздник, солнышко. Пусть он будет радостным. Хеймитч уходит.
Я оттягиваю край платья, чтобы оно прикрывало колени и не было видно, как они трясутся. Хотя что Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница толку... Я вся дрожу как осиновый лист. Надеюсь, это сойдет за радостное возбуждение. Мой праздник все-таки.
Воздух здесь внизу сырой и затхлый. Мне трудно дышать. Кожа покрывается холодным, липким потом. Я боюсь, что сцена сейчас обрушится и погребет меня под обломками. Когда мы под звуки труб покидали арену, я думала, что теперь мне уже ничего не угрожает. До конца жизни. Но если Хеймитч говорит правду а зачем ему врать? то я попала из огня в полымя.
На арене и то было лучше. Там меня бы убили, и дело с концом. Теперь, если я не сумею прикинуться Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница "девчонкой, обезумевшей от любви", наказать могут и Прим, и маму, и Гейла всех, кто мне дорог, весь Дистрикт-12.
Если не сумею... Значит, у меня еще ест шанс. Странно, на арене мне ничего такого даже в голову не пришло. Я хотела только обмануть распорядителей, совсем не думала о Капитолии. Но Голодные игры это его оружие; никто не имеет права ему противостоять. И поэтому сейчас власти сделают вид, что у них все было под контролем. Что они сами подвели нас к двойному самоубийству. Но для этого я должна им подыграть.
Точнее, мы с Питом... Пит тоже пострадает, если все пойдет Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница не так, как нужно. А Хеймитч его даже не предупредил. "Незачем. Его учить не надо". Что он имел в виду? Пит умнее меня и все поймет сам? Или... Пит и так уже безумно влюблен?
Не знаю. Я даже в своих чувствах не могу толком разобраться. Все слишком перепуталось. Что я делала, потому что этого требовали Игры? А что из ненависти к Капитолию? Или беспокоясь о том, что подумают дома? Или потому, что по-другому просто нельзя? Или потому, что Пит действительно мне дорог?
Я подумаю об этом. Не здесь, где на меня смотрят тысячи глаз. Дома, в тишине леса Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница. Какая роскошь быть наедине с собой! Кто знает, когда я испытаю ее снова. Сейчас наступает самый опасный этап Голодных игр.


24

Грохочет гимн. Цезарь Фликермен приветствует зрителей. Знает ли он, как много сейчас зависит от каждого слова? Скорее всего, да. И он захочет нам помочь. Толпа разражается аплодисментами, когда объявляют группу подготовки. Представляю, как Флавий, Вения и Октавия сейчас скачут по сцене и по-дурацки кланяются. Беззаботные и глупые. Они точно ни о чем не подозревают. Следующая очередь Эффи. Как долго она ждала этого момента. Надеюсь, она сможет им насладиться. Пусть голова у Эффи забита всякой чушью, в интуиции ей не откажешь Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница. Думаю, она, по крайней мере, догадывается, что у нас неприятности. Порцию и Цинну встречают овациями: они были великолепны, несмотря на то что мы их первые подопечные. Теперь я понимаю, почему Цинна выбрал для этого вечера такое платье: чем наивнее и проще я буду выглядеть, тем лучше. Потом появляется Хеймитч, и эмоции толп
ы перехлестывают через край. Крики, аплодисменты и топот ног не прекращаются минут пять. Еще бы! Хеймитчу удалось то, чего не удавалось никому прежде: вытащить не одного своего трибута, а обоих. А что, если бы он не предупредил меня? Как бы я стала себя вести? Щеголяла бы тем Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница, какая я умная, что придумала использовать ягоды? Вряд ли. Но я бы выглядела куда менее убедительно, чем постараюсь сейчас. Прямо сейчас. Пластина начинает поднимать меня наверх.
Море света. Рев толпы, от которого вибрирует металл под ногами. Сбоку от меня Пит. Он такой чистый, здоровый и красивый, что я едва узнаю его. Только улыбка ничуть не изменилась: здесь, в Капитолии, она точно такая же, как и под слоем грязи у ручья. Я делаю пару шагов и бросаюсь ему на шею. Пит покачнулся и едва удержался на ногах, только теперь я понимаю, что тонкая блестящая штуковина у него в руке трость. Мы Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница так и стоим, обнявшись, пока зрители безумствуют, и Пит целует меня, а я не перестаю думать: "Ты знаешь? Ты знаешь, в какой мы опасности?"
Минут через десять Цезарь Фликермен похлопывает Пита по плечу, желая продолжить шоу, а Пит, не оборачиваясь, отмахивается от него как от назойливой мухи. Публика стоит на ушах; осознанно или нет, Пит делает как раз то, что ей нужно.
Наконец Хеймитч нас разнимает и с благожелательной улыбкой подталкивает к трону. Обычно это узкое разукрашенное кресло, сидя на котором победитель смотрит фильм с наиболее яркими моментами Игр. Поскольку в этот раз нас двое, распорядители позаботились о Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница роскошном бархатном диване, точнее диванчике; мама назвала бы его уголком влюбленных, так как на нем могут уместиться только двое. Я сажусь так близко к Питу, что практически оказываюсь у него на коленях, потом, глянув на Хеймитча, понимаю, что и этого недостаточно. Я снимаю сандалии, забрасываю ноги на диван и склоняю голову на плечо Пита. Он сразу же обнимает меня одной рукой, как в пещере, когда мы жались друг к другу, чтобы согреться. Рубашка Пита сшита из такой же желтой ткани, что и мое платье, он в строгих черных брюках и солидных черных ботинках. Жаль, что Цинна не одел меня во Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница что-то
похожее, я чувствую себя такой беспомощной и ранимой в тонком, коротком платьице. Хотя, очевидно, именно этого он и добивался.
Цезарь Фликермен отпускает еще пару шуточек, и начинается основная часть программы фильм. Он будет идти ровно три часа, и его посмотрят во всем Панеме. Свет тускнеет, на экране появляется герб. Внезапно я понимаю, что не готова к этому. Я не хочу видеть смерть двадцати двух своих соперников и собратьев по несчастью. Я и так видела слишком много. Сердце бешено колотится в груди, мне хочется сорваться и убежать. Как выдерживали прежние победители, да еще в одиночку? Я вспоминаю прошлые Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница годы... Пока идет фильм, в углу экрана время от времени показывают победителя, как он реагирует на увиденное. Некоторые ликуют, торжествующе вскидывают руки, бьют себя кулаками в грудь. Большинство выглядят отрешенными. Что до меня, то я остаюсь на месте только благодаря Питу, и лишь сильнее сжимаю его ладонь. Предыдущие победители хотя бы не боялись мести Капитол
ия.
Уместить несколько недель Игр в трехчасовую программу задача не из легких, особенно если учесть количество камер, одновременно работавших на арене. Поэтому волей-неволей телевизионщикам приходится выбирать, какую историю они хотят показать. Сегодня это история любви. Конечно, мы с Питом победители, и все Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница же с самого начала фильма нам уделяют слишком много внимания. Но я рада, так как это поддерживает нашу версию о безумной любви. К тому же меньше времени останется для смакования убийств.
Первые полчаса посвящены событиям перед Играми: Жатве, выезду на колесницах, тренировкам и интервью. Показ сопровождается бодрой музыкой, и от этого жутко вдвойне: почти все, кто на экране, сейчас мертвы.
Потом арена. Кровавая бойня у Рога во всех ее ужасающих подробностях. Дальше в основном показывают меня и Пита, чередуя наши злоключения со сценами гибели других трибутов. Главный герой, безусловно Пит. Наша романтическая история полностью его заслуга. Теперь я вижу то, что Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница видели зрители: как он сбивал профи с моего следа, не спал всю ночь под деревом с осиным гнездом, дрался с Катоном и даже, когда лежал раненый в грязи, шептал в бреду мое имя. В сравнении с ним я кажусь бесчувственной и расчетливой: увертываюсь от огненных шаров, сбрасываю гнезда, взрываю запасы профи до тех пор пока не теряю Руту. Ее смерть показывают подробно: удар копья, моя стрела, пронзившая горло убийцы, последний вздох Руты. И песня. От первой до последней ноты. Я опустошена и ничего не чувствую. Словно наблюдаю за совершенно незнакомыми людьми в каких-то других
Играх.
Ту часть Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница, когда я осыпаю Руту цветами, пропускают. Так и должно быть. Даже это пахнет своеволием.
Я снова на экране, когда объявляют новое правило Игр: в живых могут остаться двое. Я кричу имя Пита и зажимаю руками рот. Если до сих пор я казалась безразличной к Питу, то теперь наверстываю сполна: нахожу его, ухаживаю за ним, иду на пир, чтобы добыть лекарство. И целую его по каждому поводу.
Переродки. Смерть Катона. Это, наверное, самое кошмарное, что было на арене. Но я безразлична, словно меня там никогда не было.
Наконец, решающий момент: наша попытка самоубийства. Зрители шикают друг на друга, чтобы ничего не упустить Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница.
Я благодарна создателям фильма за то, что они заканчивают его не победными фанфарами, а сценой в планолете, когда я бьюсь в стеклянную дверь и кричу имя Пита.
Снова играет гимн, и мы встаем. На сцену выходит сам президент Сноу, следом за ним маленькая девочка несет на подушке корону. Корона только одна; толпа недоумевает на чью голову он ее возложит? но президент берет ее и, повернув, разделяет на две половинки. Одну он с улыбкой надевает на голову Пита. Повернувшись ко мне, Сноу все еще улыбается, но колючий взгляд прожигает меня ненавистью. Взгляд змеи.
Хотя мы оба собирались есть ягоды Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница, основная вина лежит на мне. Я зачинщица. И накажут меня.
Бесконечные поклоны и овации. Рука уже чуть не отваливается от приветственных взмахов толпе, когда Цезарь Фликермен наконец прощается со зрителями и приглашает их завтра смотреть заключительные интервью. Как будто у них есть выбор.
На очереди праздничный банкет в президентском дворце. Правда, нам поесть почти не удается: капитолийские чиновники, и особенно щедрые спонсоры, отталкивают друг друга локтями, чтобы с нами сфотографироваться. Мелькают сияющие лица. Все пьют и веселятся. Иногда я встречаюсь взглядом с Хеймитчем, который мне ободряюще кивает. На президента я даже боюсь смотреть. Я принимаю поздравления, смеюсь над Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница шутками и улыбаюсь в объективы. При этом весь вечер не отпускаю руку Пита.
Солнце уже показалось из-за горизонта, когда мы, валясь с ног от усталости, возвращаемся на двенадцатый этаж Тренировочного центра. Я надеюсь, что теперь у меня будет время перекинуться словечком с Питом, но Хеймитч отправляет его вместе с Порцией сделать какие-то приготовления для интервью. Меня он лично провожает до двери в мою комнату.
Почему мы не можем поговорить? спрашиваю я.
Дома наговоритесь. Ложись спать, в два часа эфир.
Пусть Хеймитч делает, что хочет, но с Питом я увижусь. Покрутившись пару часов в постели, я выскальзываю в коридор. Первым Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница делом проверяю крышу. Никого. Даже улицы внизу совершенно безлюдны после ночных гуляний. Возвращаюсь в кровать. Через некоторое время снова не выдерживаю и решаю пойти прямо в комнату Пита. Когда я пробую повернуть ручку, оказывается, что дверь заперта снаружи. Хеймитч! Или хуже за мной следят, чтобы не сбежала от уготованного мне наказания. Конечно, я ни разу не была свободна с начала Игр, однако теперь это воспринимается совсем по-другому. Будто меня арестовали за преступление и скоро объявят приговор. Ложусь в кровать и делаю вид, что сплю, пока не раздается: "Подъем, подъем! Нас ждет важный-преважный день!"
У меня Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница пять минут, чтобы съесть тарелку мясного рагу, потом приходит группа подготовки. Я только успеваю сказать: "Зрители были от вас в восторге!" и следующие пару часов мне можно не раскрывать рта. Затем Цинна выпроваживает их за дверь и надевает на меня белое тонкое платье и розовые туфли. Сам делает мне макияж так, что я словно начинаю излучать теплый розовый свет. Мы болтаем о всякой ерунде, но я боюсь спросить его о чем-то действительно важном. После того происшествия с дверью меня не оставляет чувство, что за мной непрерывно следят.
Интервью будет проходить тут же рядом, в холле. Там освободили место, поставили диванчик Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница и окружили его вазами с розовыми и красными розами. Вокруг только несколько камер и никаких зрителей.
Цезарь Фликермен простирает ко мне радушные объятия:
Поздравляю, Китнисс. Как дела?
Нормально. Волнуюсь из-за интервью.
Не стоит. Мы славно проведем время, он ободряюще треплет меня по щеке.
Я не умею рассказывать о себе.
Что бы ты ни сказала все будет отлично.
О, Цезарь, если бы только это было правдой! Возможно, в этот самый момент президент Сноу готовит для меня "несчастный случай".
Появляется Пит, очень красивый в своем красно-белом костюме, и отводит меня в сторону:
Я почти тебя не вижу Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница. Хеймитч ни в какую не хочет подпускать нас друг к другу.
Да, в последнее время он стал очень ответственным, говорю я, понимая, что на самом деле Хеймитч изо всех сил старается спасти нам жизнь.
Что ж, еще немного, и мы поедем домой. Там он не сможет следить за нами все время.
По мне пробегает дрожь не знаю отчего, и думать некогда, потому что все уже готово. Несколько чопорно мы садимся на диван, однако Цезарь говорит:
Не стесняйся, прижмись к нему ближе, если хочешь, вы очень мило смотритесь вместе.
Я снова забрасываю ноги на диван, и Пит притягивает меня к Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница себе.
Кто-то считает: "10, 9, 8... 3, 2, 1", и вот мы в эфире. Вся страна смотрит сейчас на нас. Цезарь Фликермен, как всегда, великолепен: дурачится, шутит, замирает от восторга. Еще на первом интервью он и Пит легко нашли контакт друг с другом, так что поначалу мне почти не приходится ничего говорить, только улыбаться, пока они беседуют, будто старые приятели.
Но постепенно вопросы становятся серьезнее и требуют более полных ответов.
Пит, ты уже говорил в пещере, что влюбился в Китнисс, когда тебе было... пять лет?
Да, с того самого момента, как я ее увидел.
А ты, Китнисс, сколько времени потребовалось тебе? Когда ты впервые поняла, что Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница любишь Пита?
Э-э, трудно сказать...
Я улыбаюсь и в отчаянии смотрю на свои руки. Помоги!
Что до меня, я точно знаю, когда меня осенило. В тот самый момент, когда ты, сидя на дереве, закричала его имя.
Спасибо, Цезарь! Я ухватываюсь за подсказку.
Да, думаю, тогда это и случилось. Просто... Честно говоря, до этого я старалась не думать о своих чувствах. Я бы только запуталась, и мне стало бы гораздо тяжелее, если бы я поняла это раньше... Но тогда, на дереве, все изменилось.
Как думаешь, почему это произошло? спрашивает Цезарь.
Возможно... потому что тогда... у меня впервые появилась надежда Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница, что я его не потеряю, что он будет со мной.
Хеймитч, стоящий позади оператора, облегченно переводит дух; значит, я все сказала правильно. Цезарь достает из кармана носовой платок и какое-то время будто бы не способен говорить, так он растроган. Пит прижимает лоб к моему виску:
Теперь я всегда буду с тобой, и что ты станешь делать?
Я смотрю ему в глаза:
Найду такое место, где ты будешь в полной безопасности.
И когда он меня целует, по залу проносится вздох.
Отсюда разговор естественным образом переходит к тем опасностям, которые нас поджидали на арене: огненным шарам, осам-убийцам, переродкам Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница, ранам. И тут Цезарь спрашивает Пита, как ему нравится его "новая нога".
Новая нога? кричу я, совсем забыв про камеры, и задираю штанину на брюках Пита. О нет!
Вместо живой кожи я вижу сложное устройство из металла и пластика.
Тебе не сказали? негромко спрашивает Цезарь.
Я качаю головой.
У меня еще не было времени. Пит пожимает плечами.
Это я виновата. Потому что наложила жгут.
Да, ты виновата, что я остался жив.
Это правда, говорит Цезарь. Если бы не ты, он бы истек кровью.
Наверное, это так, но все равно я так расстроена, что в глазах стоят слезы, и я прячу лицо Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница на груди у Пита, чтобы не расплакаться перед всей страной. Пару минут Цезарю приходится уговаривать меня повернуться обратно к камерам. После этого он еще долго не задает мне вопросов, давая прийти в себя. До тех пор пока речь не заходит о ягодах.
Китнисс, я понимаю, что тебе тяжело, но я все-таки должен спросить. Когда ты вытащила ягоды... о чем ты думала в тот момент?
Я отвечаю не сразу, стараюсь собраться с мыслями. Вот он, самый важный вопрос. Сейчас я либо окончательно восстановлю Капитолий против себя, либо сумею убедить всех, что безумно боялась потерять Пита и не Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница способна отвечать за свои поступки. Очевидно, моя речь должна быть долгой и убедительной, но я лишь мямлю едва слышно: Я не знаю... я просто... не могла себе представить, как буду жить без него,
Пит? Хочешь что-нибудь добавить?
Нет. Я могу только повторить то же самое. Цезарь прощается с телезрителями, и камеры выключают. Слышны смех и слезы, поздравления, но я не уверена, что все прошло гладко, до тех пор, пока не подхожу к Хеймитчу.
Хорошо? шепчу я.
Лучше не бывает.
Я возвращаюсь в свою комнату, чтобы собраться к отъезду, но из вещей у меня только брошь с сойкой Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница-пересмешницей, подарок Мадж. Кто-то принес ее сюда после Игр. Нас везут по улицам Капитолия в машине с затемненными окнами. На станции уже стоит поезд. Мы наскоро прощаемся с Цинной и Порцией; через несколько месяцев нам предстоит встретиться снова: мы вместе будем совершать тур победителей по всем дистриктам. Так Капитолий напоминает народу, что Голодные игры по-настоящему никогда не заканчиваются. Нам выдадут кучу никому не нужных почетных значков, и все будут притворяться, как нас любят.
Поезд трогается, мы погружаемся в темноту туннеля, затем выныриваем на свет. Впервые со времени Жатвы я дышу воздухом свободы. Эффи сопровождает нас обратно, Хеймитч, разумеется Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница, тоже. Мы плотно обедаем и молча смотрим по телевизору повтор интервью. Теперь, когда Капитолий с каждой секундой становится все дальше и дальше, я снова начинаю думать о доме. О Прим и маме. О Гейле. Я ухожу в свое купе и переодеваюсь в простую блузку и штаны. Тщательно смываю косметику, заплетаю косу и постепенно превращаюсь в саму себя. Китнисс Эвердин. Девчонку из Шлака, которая охотится в лесах и продает добычу в Котле. Я долго стою у зеркала, уясняя себе, кто я есть на самом деле, и стараясь забыть, кем была на арене и в Капитолии. Когда я наконец выхожу к остальным Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница, воспоминание о руке Пита на моих плечах кажется далеким и чужим.
Поезд останавливается на дозаправку, и нам с Питом разрешают прогуляться по свежему воздуху. Охранять нас уже незачем. Мы идем, взявшись за руки, вдоль линии. Молча. Теперь, когда за нами никто не наблюдает, я не знаю, о чем говорить. Пит останавливается, чтобы нарвать мне цветов. Я изо всех сил стараюсь сделать вид, что рада им. Пит не знает, что эти белые и розовые цветочки на самом деле стебли пониклого лука и напоминают мне, как мы с Гейлом собирали его в лесу.
Гейл. Внутри все холодеет при мысли о скорой встрече Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница с ним. Почему? Я не могу в этом толком разобраться, но у меня такое чувство, будто я обманываю кого-то, кто мне доверяет. Точнее, обманываю двоих. До сих пор меня это не слишком заботило: Игры отбирали все силы. Дома Игр не будет.
Что-то не так? спрашивает Пит.
Нет, ничего.
Мы идем дальше, до конца поезда, туда, где вдоль линии растут только жиденькие кустики, в которых наверняка не спрятано никаких камер Но слова не идут с языка.
Я вздрагиваю, когда Хеймитч кладет руку мне на спину. Даже здесь, в глуши, он старается говорить тихо:
Вы славно поработали Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница. Когда приедем, продолжайте в том же духе, пока не уберут камеры. Все будет в порядке.
Я смотрю ему вслед, избегая взгляда Пита.
О чем это он? спрашивает он.
У нас были проблемы. Капитолию не понравился наш трюк с ягодами, выкладываю я.
Что? Что ты имеешь в виду?
Это посчитали слишком большим своеволием. Хеймитч подсказывал мне, как вести себя, чтобы не было хуже.
Подсказывал? Почему только тебе?
Он знал, что ты умный и сам во всем разберешься.
Я даже не знал, что было нужно в чем-то разбираться. Если Хеймитч подсказывал тебе сейчас... значит, на арене тоже. Вы с ним сговорились Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница.
Нет, что ты. Я же не могла общаться с Хеймитчем на арене, лепечу я.
Ты знала, чего он от тебя ждет, верно? Я молча кусаю губы. Да? Пит бросает мою руку, и я делаю шаг, словно потеряв равновесие. Все было только ради Игр. Все, что ты делала.
Не все, говорю я, крепко сжимая в руке букетик цветов.
Не все? А сколько? Нет, неважно. Вопрос в том: останется ли что-то, когда мы вернемся домой?
Я не знаю. Я совсем запуталась, и чем ближе мы подъезжаем, тем хуже, говорю я.
Пит ждет, что я скажу что-то еще, ждет Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница объяснений, а у меня их нет.
Ну, когда разберешься, дай знать. Его голос пронизан болью.
Мой слух восстановился лучше некуда: несмотря на шум локомотива, я ясно слышу каждый шаг Пита, идущего назад к поезду. Возвращаюсь в вагон и я, но Пит уже скрылся в своем купе. На следующее утро мы тоже не встречаемся. Он выходит, только когда поезд подъезжает к Дистрикту-12, и холодно кивает в знак приветствия.
Мне хочется сказать ему, что это нечестно. Что нельзя требовать от меня невозможного. Мы ведь совсем разные. На арене я поступала так, как было нужно, чтобы выжить, выжить нам обоим. И я не могу Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница ничего объяснить про Гейла, потому что сама еще не понимаю. Зачем вообще со мной связываться: я никогда не выйду замуж, и Пит все равно возненавидит меня, не сейчас, так потом. Не имеет значения, какие чувства я испытываю, я не могу себе позволить завести семью и детей. И сможет ли он? После всего, через что мы прошли?
Еще мне хочется сказать, как сильно мне не хватает его уже сейчас. Но это было бы нечестно с моей стороны.
Так мы стоим и молча смотрим, как на нас надвигается маленькая закопченная станция. На платформе столько камер, что яблоку упасть негде. Наше Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница возвращение станет еще одним шоу.
Краем глаза я замечаю, что Пит протягивает мне руку. Я неуверенно поворачиваюсь к нему.
Еще разок? Для публики?
Его голос не злой, он бесцветный, а это еще хуже. Я уже теряю своего мальчика с хлебом.
Я беру его руку, и мы идем к выходу, навстречу камерам. Я очень крепко держу Пита и боюсь того момента, когда мне придется его отпустить.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ

Дата добавления: 2015-09-30; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentanjxbpp.html
documentanjxizx.html
documentanjxqkf.html
documentanjxxun.html
documentanjyfev.html
Документ Сьюзен Коллинз – Голодные игры 12 страница